В календаре нашей страны недавно появился очень необычный праздник. 13 июня Глава государства подписал Указ об учреждении нового национального праздника, который с этого года будет отмечаться каждый первый выходной в июле. В этом году он выпал на 1 июля.

Домбра – это одно из величайших изобретений человечества, история которого насчитывает больше тысячи лет и напрямую связана с жизнью казахского народа.

Экспонат из музейной витрины

В фонде Музея народных музыкальных инструментов имени Ыхласа хранится более 1000 предметов, представляющих музыкальную культуру более чем 34 стран мира. Одна из самых представительных коллекций – коллекция домбр. В ней немало уникальных экспонатов – музыкальных инструментов, принадлежавших некогда известным исполнителям, композиторам и мастерам по изготовлению домбр.

Об одном таком инструменте и о человеке, создавшем его, и пойдет сегодня речь. Его сотворил, иначе и не скажешь, Таласбек Асемкулов – известный музыкант, домбрист, писатель, сценарист, журналист, исследователь мифологии, литературный и музыкальный критик, переводчик.

Не многие музыканты, особенно в наше время, удостаиваются в народе почетного звания кюйши, а вот Таласбек его заслужил. Он принадлежит к школе шертпе-кюя (существуют две основные, по приему звукоизвлечения, традиции исполнительства – «төкпе» (удар всей кистью) и «шертпе» (извлечение звука щипком). Великими представителями упомянутого стиля являются Байжигит (XVIII век) и Таттимбет (Х1Х в.). А Таласбек – наш современник – был одним из тех, кто не только сохранил, но и преумножил многовековую традицию кюйши.

В сентября 2014 года в возрасте 59 лет Таласбек Асемкулов ушел из жизни. Семья Таласбека подарила на память музею, к созданию которого он тоже имел отношение, одну из домбр, сделанную мастером.

Об этом необычном инструменте и о том, как обычный мальчик из аула Актогай Алматинской области, стал знаменитым кюйши, нашей газете рассказала его супруга Зира Наурзбаева, культуролог, журналист-аналитик, детский писатель, переводчик, сценарист, модератор сайта казахской мифологии, культуры и традиционной музыки:

– На хранение в музей национальных казахских инструментов мы передали одну из последних домбр, которую Таласбек сам вырезал. Это домбра необычная, экспериментальная, таких в мире больше нет. Она была сделана по старинной технологии, из цельного куска дерева, но в несколько ином варианте. Обычно при таком изготовлении домбры по старинной технологии из цельного куска дерева вырезали стенки и заднюю часть корпуса музыкального инструмента и прикрепляли к ней переднюю деку.

Таласбек как-то раз прочитал в книге у знаменитого мастера по изготовлению скрипок Страдивари, что передняя дека и корпус вместе с передней декой – эта одна своеобразная большая дека, которые должны вибрировать вместе. И тогда Таласбек вспомнил, что его дедушка как-то говорил, что раньше некоторые мастера вырезали корпус домбры сзади. И вот, сопоставляя эти слова дедушки и учение Страдивари, Таласбек пошел на такой эксперимент – из цельного куска дерева вырезал переднюю деку и боковые стенки домбры и прикрепил к ним заднюю деку. И вот эту экспериментальную домбру мы отдали в музей.

***

Первым учителем Таласбека стал его дедушка по маме Жунусбай Стамбаев (1891-1973 гг.), который жил в селе Айгыз Семипалатинской области (ныне Восточно-Казахстанская область). Он был известным кюйши еще в дореволюционное время в начале ХХ века. Но потом его арестовали на 23 года, как врага советской власти и отправили в лагеря. Когда он вернулся из заключения, стал искал себе ученика, чтобы передать свое искусство, но не мог найти – искусство кюйши не интересовало людей в советском Казахстане. И вот, когда Таласбек родился, дедушка, живший в другом ауле километрах в пятидесяти, увидел сон, в котором ему было сказано: «Твоя дочь родила пятого ребенка, и именно он унаследует твое искусство!» Жунусбай тут же отправился к дочери и забрал новорожденного мальчика.

Тогда же он приготовил кусок дерева для изготовления домбры для своего ученика и внука, но не спешил начинать обучать малыша игре на домбре, просто для него играл. И только после того, как заметил, что мальчик, которому в то время исполнилось семь лет, начал напевать, играя, кюи, достал спрятанный до лучших времен кусок дерева и сам вырезал для Таласбека домбру. Обучение началось с легких песен, потом с простых кюев. Так Таласбек стал постигать искусство игры на домбре.

***

О своем детстве и учителях Таласбек написал роман «Полдень», в котором рассказал, что кроме деда у него были еще и другие учителя – например, Газиз Нурпеисов, Карим Баймуратов. Дед умер, когда Таласбеку исполнилось 17 лет. Перед смертью он дал наказ встретиться с другими почитаемыми в народе домбристами. Таласбек ездил по свету, искал этих аульных стариков, но многие к тому времени уже умерли, но кое с кем из хранителей древних традиций ему все же удалось встретиться. Так, учился у старика по имени Актогай, который жил в Аягузском районе тогда Семипалатинской области, у Баганалы Саятолекова, был такой музыкант. Позже он общался со многими известными домбристами, такими, как Магауин Хамзин, Аккыз – пожилая очень известная домбристка, с Шамилем Абильтаевым.

***

Сложно сказать, какой именно кюй сыграл самую важную роль в жизни Таласбека. Благодаря ему стали известны большинство кюев Байжигита, практически неизвестного музыковедению, кюй Кет-Буги «Жансауга», а также ряд редких кюев Таттимбета.

Вспомнилась одна очень интересная история, рассказанная Таласбеком, связанная с кюем Таттимбета «Тепен-Кок». В детстве, в тайне от деда, мальчик самостоятельно выучил этот кюй и сыграл его друзьям. Это было в аульном доме, зашла старуха-соседка, услышала кюй в его исполнении и… от души огрела юного музыканта палкой, сказав, что ему еще нельзя исполнять это музыкальное произведение. Когда Таласбек пожаловался деду, тот только посмеялся, попросил исполнить кюй, и после этого подтвердил, что женщина была права.

Спустя какое-то время Таласбек снова вернулся к изучению этого кюя, а затем еще раз. Когда ему было за пятьдесят, он поделился: «Я до конца этот кюй так и не понял». У казахов существует такое мнение, что для каждого возраста должны быть свои произведения и какие-то очень глубокие и сложные для понимания вещи в детстве не стоит исполнять, потому что они не соответствуют сознанию ребенка. Его психике.

***

Таласбек сам изготовлял домбры, дарил их своим друзьям. Были времена, когда он сидел без работы и делал домбры на продажу. Многие народные артисты выходили с его домбрами на сцену. Одна из последних таких домбр – я даже рассказ о ней написала «Соперница» – очень удивительный инструмент, со своей душой и характером. На сайте Отекен можно прочитать эту историю.

В последние годы жизни Таласбек очень ценил домбру мастера Айтмухамеда. Таласбек выступал только сольно. Для него важен был не только чистый звонкий звук домбры, который ценят в оркестрах, а еще и глубокий, драматичный звук, со множеством оттенков и обертонов.

У домбры Таласбека, которая теперь храниться в музее народных музыкальных инструментов имени Ыхласа, именно такой необычный и глубокий голос.

Акын 21 века

Наверное, не осталось в нашей стране такого человека, который бы не слышал про Акына Акыныча. Его забавные видеосюжеты, в которых музыкант и журналист исполняет веселые, а иногда и колючие частушки на русском и казахском языках под домбру, мгновенно разлетаются по сети и набирают десятки и даже сотни тысяч просмотров. Такой вот он – акын 21 века, виртуозно владеющий не только домброй, но и профессиональной видеокамерой, плавающий, как рыба в воде, в просторах Интернета. Кстати, Андрей дружит с нашей газеты со школы, был и читателем, и автором, и также принимал участие во многих благотворительных акциях «Дружных Ребят».

Акын Акыныч, в реальной жизни Андрей Фендриков, окончил академию искусств имени Т. Жургенова, дипломант республиканского конкурса имени Ахмета Жубанова. Он с детства осваивает игру на домбре. Его инструмент звучит на крупных музыкальных площадках Казахстана, правительственных концертах. Андрей исполняет произведения Курмангазы, Дины, Тлендиева и других, а также поет казахские народные и эстрадные песни. А еще он виртуозно играет на гитаре и по второму высшему образованию, полученному в Санкт-Петербургском университете, режиссер-сценарист.

А с домброй подружился в детстве. Первым наставником был учитель музыки в школе. Как оказалось, домбра – это любовь и друг на всю жизнь.

Андрей Фендриков:

– Сначала домбра, как и любой другой струнный инструмент, научила меня терпеть. Терпеть боль на подушечках пальцев. Параллельно с этим она дисциплинировала меня рано просыпаться, так как мои занятия были утром. Потом домбра научила меня защищать то дело, которому ты посвящаешь часть жизни. Проявлялось это просто: когда кто-то из одноклассников позволял себе шуточки в адрес инструмента в стиле «Одна палка два струна» и так далее, приходилось доказывать им, что судить о сложности инструмента по наличию струн – невежественно! У арфы вон бывает до 86 струн, а у скрипки всего 4, но при этом глупо говорить, что скрипка проще.

Потом домбра показала, что даже ради самых простых успехов нужно приложить достаточно много усилий. Взрослея, я все больше понимаю всю честность этого закона. Ничего не бывает просто так.

Домбра стала учить меня отличать крик от пения, шум от музыки.

На примере народной музыки я стал понимать, что настоящая музыка не бывает развитой или не развитой, главное, чтобы музыка затрагивала струны твоих чувств.

Через казахские кюи я стал задумываться и пытаться понять основные принципы казахской культуры и увидел в ней много общего с русской культурой.

Интересное дело! Люди часто задают мне провокационный вопрос, а какой инструмент ты любишь больше? Но, несмотря на то, что каждый музыкальный инструмент требует к себе большого внимания, уважения и даже жертвенности, при этом они не стремятся быть на первом месте. Наверное, так происходит от того, что каждый инструмент самодостаточен, он сам прекрасно знает свою уникальность и ценность. Может быть, в этом нам стоит у них поучиться?

Думаю, что домбра еще многому меня научит, если хотите, она научит и Вас, главное захотеть стать ее учеником, несмотря на свой возраст.

Мудрость народа

Легенда о происхождении домбры

В давние времена на Алтае жили два брата-великана. У младшего брата была домбра, на которой он очень любил играть. Как заиграет, так бездельник обо всем на свете забывает. Старший же брат был самолюбивым и тщеславным. Однажды он захотел прославиться, для чего решил построить мост через бурную и холодную реку. Стал камни собирать, начал мост строить. А младший брат все играет да играет. Так день прошел, и другой, и третий. Не спешит младший брат на помощь старшему, только и знает, что играет на любимом инструменте. Разозлился старший брат, выхватил у младшего домбру и что было силы ударил ею о голову брата. Разбился великолепный инструмент, смолкла мелодия, но остался на голове отпечаток. Прошло много лет. Нашли люди этот отпечаток, стали по нему новые домбры делать, и вновь зазвучала музыка в молчавших долгое время селениях.

Легенда о том, почему у домбры только две струны

Рассказывают, что раньше домбра была с пятью струнами и без отверстия посередине. Таким инструментом владел известный на всю округу славный джигит Кежендык. Влюбился он однажды в дочь местного хана. Хан пригласил Кежендыка к себе в юрту и приказал доказать свою любовь к его дочери. Джигит стал играть, долго и красиво. Он исполнил песню и о самом хане, о его жадности и алчности. Хан разозлился и приказал испортить инструмент, вылив на середину домбры горячий свинец. Тогда же выжглось отверстие посередине и остались только две струны.

Легенда о происхождении кюя «Аксак кулан».

В далекие времена в бескрайних казахских степях жил музыкант по имени Кетбуга. Он сочинял прекрасные мелодии и искусно исполнял их на домбре.

Однажды на землю казахов налетели, как саранча, бесчисленные орды Чингиз-хана, превращая в пепел белые города, разоряя аулы, убивая всех, кто им сопротивлялся. Был у Чингиз-хана сын Жошы, как две капли воды похожий на своего отца. Любимым занятием Жошы была охота. В те времена в казахских степях водилось много куланов – диких коней. Быстры как ветер были те куланы. Однажды на охоте Жошы заметил Аксак Кулана (Хромого кулана), рядом с которым пасся маленький куланенок. Предвидя легкую добычу, ханский сын погнался за ними. Быстро бежал Аксак Кулан, хотя и был хромым, но куланенок едва поспевал за ним. Прицелился ханский сын и выстрелил в куланенка. Как вихрь налетел Аксак кулан на ханского сына и выбил его из седла. Это была последняя охота Жошы.

Долго ждал Чингиз-хан своего сына, но сын не возвращался. Тогда он грозно сказал слугам: «Если кто-нибудь принесет мне плохую весть о сыне, я залью ему глотку расплавленным свинцом».

Слуги хана долго бродили по степи в поисках Жошы. И уж было отчаялись, как вдруг увидели его бездыханное тело. Испугалась ханская свита. Что теперь делать?

Никто не решался явиться к хану с черной вестью. И тут вдруг они услышали звуки печальной мелодии. Это домбрист Кетбуга оплакивал горькую участь своего народа. Обрадовались ханские слуги! Вот кто спасет нас! И приказали Кетбуге рассказать хану о смерти сына.

Ни слова не сказал Кетбуга хану, а только заиграл на домбре. И понял Чингиз-хан музыку домбры, понял, что потерял сына. Но как расправиться с домбристом за черную весть – ведь он не сказал ни слова! Приказал тогда хан казнить… домбру. Повелел он палачу залить ее расплавленным свинцом. Заплакал Кетбуга. Жалко было ему расставаться со своей подругой.

С тех пор живет в народе эта легенда – о быстром как ветер Кулане и о домбре, которая погибла, но спасла своей музыкой жизнь другу кюйше Кетбуге.

Материалы подготовила

Ольга ГУМИРОВА.

Фото автора и из Интернета.

ПІКІР ҚАЛДЫРУ

Пікіріңізді жазыңыз
Аты-жөніңіз